Взгляды ломброзо на преступность

Прирожденный преступник Преступник — совершивший что-либо запрещённое, недозволенное или вредное для кого-либо, чего-либо. Во все времена в общественном сознании существовал архетип прирожденного преступника, т. Это некий глобальный злодей, могучая злая сила, не останавливающаяся ни перед чем.

Просмотров: 8097 Антропологические концепции причин преступности Истоки антропологического направления - в работах физиологов, медиков и психиатров конца XVII - начала XIX в. Например, еще французский френолог Ф. Галль утверждал 1825 г. Среди преступников он выделял прирожденных нарушителей закона. Тем не менее основателем антропологической школы в криминологии считается итальянский психиатр Чезаре Ломброзо, написавший в 1876 г. Преступник — это атавистическое существо, утверждал он, которое воспроизводит в своей личности инстинкты первобытного человека и низших животных. Для теории Ломброзо характерны три основных тезиса: существуют прирожденные преступники, т.

Ломброзо, Чезаре

Ломброзианство: несостоявшаяся научная революция? Изучение им черепа умершего каторжника Вилела известного в своё время разбойника послужило толчком к появлению ломброзианства — теории, сделавшей имя её создателя известным всему миру. Чезаре Ломброзо 1835—1909. Ян ван Эйк. Каин убивает Авеля.

Деталь Гентского алтаря. Собор Святого Баво Бавона. Гент, Бельгия. XV век. Энрико Ферри 1856—1929. Аль Капоне 1899—1947 , знаменитый американский гангстер 1920—1930-х годов.

Винсент Ван Гог. Прогулка заключённых. ГМИИ имени А. Преступность вечна, универсальна и неискоренима, её можно встретить не только среди людей, но также в мире животных например, хищники и растений насекомоядные растения, растения-паразиты. Обособленно в его типологии располагались убийцы, воры и сексуальные насильники.

Причём вид преступления определялся, по Ломброзо, типом преступника, а не наоборот: врождённый убийца обречён именно на убийства, а вор — на хищения. До появления ломброзианства законопослушный субъект и преступник считались людьми одного, так сказать, вида.

Ломброзианство исходило из принципиально иной посылки: преступник и добропорядочный гражданин различаются между собой биологически в чём-то подобно тому, как плотоядный хищник отличается от травоядного животного. И это радикальное различие, по мысли Ломброзо, должно было стать краеугольным камнем всего уголовного права, которое нуждалось в коренном обновлении. Причём эти объяснения приводились не как альтернативные, а как дополняющие друг друга.

Со временем провоцирующую роль в реализации криминальных наклонностей Ломброзо стал отводить обстоятельствам внешней среды: климатическим, религиозным, экономическим, относящимся к воспитанию, образованию, потреблению алкоголя и ряду других.

Те стали исчисляться многими десятками, охватывая громадный диапазон явлений, порой очень далёких друг от друга: от анатомических и психофизиологических параметров лиц, преступающих уголовный закон, до климата и геологических характеристик местности, в которой они живут; от уровня цен в стране до конфессиональной принадлежности её населения.

Я ограничусь рассмотрением одной её разновидности, которая зовётся итальянской школой 1. Основное внимание она сосредоточивала на чисто юридических аспектах преступления, понимаемого как противоправное деяние лица, наделённого свободной волей. Оно коренится в его организме и время от времени проявляется в виде совершения конкретных уголовных деяний.

В системе подобных воззрений признать нарушителя уголовно-правовых запретов субъективно виновным было бы так же нелепо, как обвинять больного в его болезненных приступах. Свободу воли приверженцы нового направления объявили ложным понятием 2 , а вместо субъективного вменения и моральной ответственности 3 предложили научно объективную, по их мнению, категорию ответственности социальной.

Суть её такова. Всякое действие человека в качестве ответной реакции влечёт за собой определённые последствия — естественные и социальные. Преступление вызывает реакцию общества, обладающего универсальным в природе и социуме правом на самосохранение. Общество вправе обороняться от угрожающей ему криминальной опасности мерами социальной защиты, которые каждый правонарушитель обязан претерпеть.

Ферри приводил такой пример: в дороге путник подвергся нападению со стороны неизвестного. Путнику недосуг заниматься выяснением моральной вины нападавшего, которого он убивает, защищаясь и спасая свою жизнь. В таком же положении обороняющегося выступает и общество по отношению к миру криминала. Например, от таких категорий, как вина, вменяемость, смягчающие и отягчающие обстоятельства.

Сохранить предлагалось лишь то, без чего никак нельзя обойтись: социальную опасность криминального субъекта и противостоящие ей защитные меры. Центр тяжести всей уголовно-правовой политики перемещался с преступления на преступника.

Сказанное наглядно иллюстрирует одна история, рассказанная нам, студентам юрфака МГУ, профессором Сергеем Сергеевичем Остроумовым. В литературе упоминаний о ней я не встретил и потому позволю себе вольный пересказ того, что услышал от С.

Остроумова много лет назад. В одном из итальянских судов слушалось дело по обвинению молодого человека в убийстве любовницы. Преступление он совершил в состоянии аффекта, вызванного ревностью, для которой его подружка, не отличавшаяся безупречностью поведения, давала немало поводов. Выступление адвоката, отметившего массу смягчающих обстоятельств, было блестящим. Словом, всё шло к тому, что убийца отделается сравнительно небольшим тюремным сроком, как вдруг какой-то человек из заполнившей судебный зал публики попросил дать ему слово.

В описываемое время Ломброзо был уже знаменит, и неудивительно, что его просьба была удовлетворена. Однажды ему удалось убежать из своего узилища, и, вырвавшись на волю, он растерзал человека.

Зверя схватили, снова посадили в клетку и решают, что с ним делать. Но тут появляется его защитник, который заводит речь о смягчающих обстоятельствах. Он говорит, что несчастного тигра, жившего на воле в лесу, поймали, лишили свободы, увезли из родных мест, насильно удерживали взаперти, выставляли публике напоказ, плохо кормили и грубо с ним обращались. Защитник умоляет проявить милосердие к томящемуся в клетке невольнику.

Изложенные защитником факты правдивы. Но какое отношение эта правда имеет к предстоящему решению по поводу судьбы тигра? Ведь предотвратить аналогичную трагедию в будущем можно только двумя путями — надёжно изолировать зверя либо физически уничтожить его. Сидящий перед вами человек крайне опасен, ибо в его организме есть нечто, что делает его таковым.

И он, подобно хищнику-людоеду, совершив одно убийство, будет убивать ещё. Речь Ломброзо возымела действие. Подсудимого приговорили к смерти, а по Италии прокатилась волна чрезвычайно суровых судебных приговоров… Призыв Ломброзо к фактическому отказу от основных принципов уголовного права и состязательного судопроизводства можно расценить как революционный призыв к разрушению старого мира. Взамен он предлагал внедрить основанную на его разработках систему раннего распознавания преступников по их внешним признакам.

Эта ломброзианская идея была одной из самых необычных, рискованных, неприемлемых для традиционного права и одновременно, казалось бы, самой многообещающей.

В их число им были включены: асимметрия лица, обилие волос, редкая борода, косоглазие, малые размеры черепа, покатость лба, большие уши, ненормальное расположение зубов, чрезмерная длина рук, дефекты грудной клетки излишек или недостаток рёбер и великое множество других. Ломброзо подробно перечислял их в своих трудах, а в качестве специальных приложений публиковал альбомы с фотографиями уголовников.

Весь этот материал предназначался, в частности, для практических нужд криминальной юстиции. Опора на измерительные процедуры и количественные показатели придавала предлагаемому методу внешне респектабельный научный вид, обещая математически точно выверенную надёжность результата. Таким образом, вырисовывалась альтернатива традиционной уголовной юстиции. Основным звеном нового правосудия в идеальном его варианте, видимо, должны были стать некие исследовательские лаборатории.

Прежнюю правоохранительную машину, приводимую в действие усилиями обвинителей, адвокатов, судей, присяжных, можно было пускать на слом. В своё время замена геоцентрической модели Птолемея гелиоцентрической моделью Коперника получила название коперниканской научной революции. Замена старой системы уголовного правосудия той, что вытекала из взглядов Ломброзо, могла бы стать ломброзианской революцией.

Исследования других авторов достаточно быстро выявили их несостоятельность как минимум по двум пунктам. Во-первых, стигматы являли собой пёструю смесь признаков, с помощью которых, оставаясь на научных позициях, было просто невозможно что-либо доказать.

Русский анатом Д. Во-вторых, стигматы на поверку оказались неспецифичными: они встречались у людей, никогда не совершавших преступлений, и отсутствовали у немалого числа осуждённых. Следовательно, предложенный Ломброзо инструментарий нельзя было признать надёжным средством выявления опасных преступников.

Он не годился в качестве практического метода из-за угрозы грубых ошибок и возможного произвола при его применении. В конечном итоге с этим вынуждены были согласиться и сами ломброзианцы. Так, русский профессор И. Компания обращала на себя внимание несколько развязным поведением, не совсем гармонировавшим с обычными требованиями окружающей чопорной публики. Однажды Ломброзо как-то уж очень внимательно стал разглядывать эту даму, не спуская долго с неё глаз и не слушая своих собеседников.

Заявление это показалось всем нам настолько решительным, насколько и необоснованным, и никто из нас не нашёлся что-либо возразить. Но вы представляете себе наше изумление, когда по странной случайности через несколько дней эта нарядная дама была арестована по подозрению в отравлении с корыстной целью своего почитателя, богатого психопата. Разумеется, приведённый пример нельзя признать достаточным аргументом для подтверждения теории Ломброзо. Тем более что сохранились воспоминания иного рода, свидетельствующие, что знаменитый итальянец иногда крепко попадал впросак.

Рассказывают, будто однажды над Ломброзо зло пошутил его ученик Ферри, отошедший к тому времени от теоретических крайностей своего учителя. Он прислал ему две фотографии с просьбой подсказать, к какой категории преступников следует отнести изображённых на фото людей. Ломброзо уверенно ответил, что один из сфотографированных — вор, другой — убийца. Между тем обе персоны занимали важные государственные посты: первый был высокопоставленным финансистом, второй — прокурором.

Об этом случае я тоже услышал от С. После его лекции студенты полушутя говорили: не исключено, что в истории с фотографиями ошибки как раз и не было. Не было никакой реальной перспективы у изначальных идей самого Ломброзо, идей разрозненных, экзотических, чрезвычайно упрощённых и по-своему каких-то уж очень наивных.

Они не лезли ни в какие юридические ворота и были не в состоянии сокрушить многовековую твердыню уголовной юстиции. Выдержав натиск ломброзианства, уголовное право смогло удержать основные позиции и сохранить свой традиционный юридический облик: судьба лиц, вступивших в конфликт с уголовным законом, по-прежнему решалась судом в состязательном процессе на основании доказательств совершения конкретного преступления, а не комиссией экспертов путём отнесения обследованного ими человека к тому или иному криминальному типу.

Значит ли это, что ломброзианство потерпело полнейшее фиаско и не оставило после себя ничего, кроме воспоминаний? Вовсе нет. Дело, начатое Ломброзо, породило новую науку — криминологию, которая изучает преступность, её причины, средства её предупреждения и личность преступника. Появление новой науки — уже крупный успех. Одной из форм реализации их идей стали так называемые неопределённые приговоры. Суть их в том, что суд устанавливает лишь минимальный или максимальный срок наказания, а вопрос об освобождении решается особой комиссией, организуемой тюремными властями, исходя из степени опасности, которую осуждённый представляет либо перестаёт представлять.

В Европу они пришли десятилетием позже.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Методология Ломброзо на примере известных людей

Прирожденный преступник: теория Ломброзо - новости jutonish.ru составляющую в причине возникновения преступности. это заставило Ломброзо к концу жизни пересмотреть некоторые свои взгляды. Чезаре Ломброзо родился 6 ноября г. в Вероне. Выходец из семьи проблему ответственности общества, воспроизводившего преступность.

Личное состояние преступности как объект карательного права 208. Итак, основанием, вызывающим осуществление карательного права, определяющим объем, а иногда и род кары, является преступное деяние, объем и значение причиняемых им вреда или опасности для правопорядка, для личности и общества. Личность преступника, проявленная в преступлении, ее физические и психические особенности, наклонности, черты характера, энергия ее воли представляются только одним из элементов, определяющим общественное и индивидуальное значение деяния, и через то влияющим на меру его наказуемости. Но, как мы видели, за последнее время в науке уголовного права выдвинулась на видное место попытка изменить взгляд на понятие об объекте карательной деятельности, поставив таковым деятеля, а не деяние, видя в последнем только повод для осуществления карательной деятельности или, еще вернее, показателя необходимости применить к данному лицу кару закона, показателя, так сказать, преступной насыщенности лица. Выдающееся значение в этом отношении принадлежит итальянской антропологической школе, хотя нельзя не прибавить, что в более новых трудах даже ее апостолов, как, например, у Ферри в его социологии, усвоенные ею воззрения значительно утратили свою первоначальную прямолинейность. Основная мысль, высказанная родоначальником этой доктрины Ломброзо, состояла в том, что, применяя к области преступлений метод естественных наук, наблюдая лиц, отбывающих наказание в тюрьмах, анатомируя трупы казненных и т. Эти уже слишком бьющие в глаза увлечения основателя доктрины были исправлены его ближайшими последователями, в особенности юристами, с одной стороны, тем, что среди типических особенностей преступника-человека одинаковое значение с анатомо-физиологическими признаками дано и психологическим данным, а с другой — тем, что вместо одного типа преступника предложено было еще в 1880 г. Сходное деление принял и Ломброзо в последних изданиях своего сочинения; хотя затем другие писатели этой школы допускали иное количество типов сводя их к трем — прирожденные, привычные, случайные, и даже к двум , давали им иную характеристику, иные отличительные признаки, но общей чертой, отличающей эти взгляды от подобных же классификаций преступников, встречавшихся издавна у представителей классической школы, выделявших из общей группы преступников-рецидивистов или преступников по привычке, неисправимых и т. Посмотрим же, каковы главные типические черты преступника-человека [5]. По Ломброзо, с анатомической стороны преступники большей частью короткоголовы позднее Ломброзо допустил этнографическую изменяемость этих признаков , со сравнительно меньшей черепной вместительностью позднее он принял большую вместительность у убийц, меньшую у воров , с убегающим назад лбом, оттопыренными, большими, неправильными ушами, выступающими вперед бровными дугами, выдающимися скулами, с прямым и длинным носом причем различаются носы убийц, воров, изнасилователей , с сильно развитыми челюстями и выступающим вперед подбородком, с резко выраженными признаками прогнатизма, с особенностями в развитии зубов, главным образом клыков или резцов. Между преступниками господствует черепная и лицевая асимметрия и аномалия например, преждевременное окостенение швов, в особенности же существование среднезатылочной или червячковой ямки — faussette vermienne ; между ними преобладают брюнеты над блондинами но между преступниками против нравственности преобладают голубоглазые блондины , они проявляют значительную растительность на голове и малую в бороде; между преступниками преобладают карие глаза и темный цвет кожи [6] , у них рано и в изобилии проявляются лицевые морщины, а потому сравнительно молодые преступники смотрят стариками. В момент учинения преступления у них появляется хищный, кошачий взгляд. В общем, физиономия преступников за редкими исключениями представляется отталкивающей, неприятной и во всяком случае своеобразной, что дает людям опытным или одаренным такой способностью, особенно женщинам, по первому взгляду различить преступника и даже определить род учиненного им преступления [7].

Эволюция идей ч.

При виде этих странных ненормальностей — как будто бы ясный свет озарил тёмную равнину до самого горизонта — я осознал, что проблема сущности и происхождения преступников была разрешена для меня. Создал в науке уголовного права новое уголовно-антропологическое направление. Внес большой вклад в развитие юридической психологии.

Антропологические концепции причин преступности

Подходы к воздействию на преступность по Ч. Ломброзо 2. Значение антропологического подхода Список литературы Введение Применение в процессе криминологической, а так же психологической деятельности определённых психологических знаний в области поведения преступника помогает специалисту психологу, юристу, криминалисту строить и регулировать взаимоотношения с людьми, глубже понимать мотивы их поступков, познавать действительность, оценивать её, а так же применять результаты познания на практике. Психология занимает особое положение в системе подготовки юриста. Благодаря ей он может получить умения и знания, которые позволят глубже понять психологические причины законопослушного и отклоняющегося поведения, формирования правовой психологии населения и правосознания. Достаточно много внимания в психологии отклоняющегося поведения уделяется анализу психической и социальной деятельности и личности человека. Возникновение психологии отклонений, выступает в качестве связующего звена психологической и юридической наук, выступая при этом, вполне закономерным явлением. На мой взгляд, характеристика преступника является достаточно важной для криминологической науки и психологии в целом. В данной работе будет рассмотрен антропологический подход к изучению преступника, который связывается с работами итальянского криминолога Чезаре Ломброзо и его учеников.

Oh no, there's been an error

Антропологическая школа уголовного права, одно из направлений в буржуазной теории уголовного права. Возникла в 70-х гг. Родоначальник — профессор судебной медицины из Турина Италия Ч. Ломброзо иногда это направление называлось ломброзианством ; ближайшими его последователями были итальянские учёные Э. Ферри и Р. Наибольшее распространение А. Почти полностью игнорируя социальные условия и причины существования преступности, буржуазные юристы — представители так называемой классической школы уголовного права — заявляли о том, что для борьбы с преступностью достаточно хорошо разработанного уголовного права. Поскольку стало очевидным, что уголовное право, основывавшееся на теориях классической школы, было не способно сдерживать рост преступности, возникла необходимость в разработке нового подхода к решению указанных проблем. Таким образом, А.

Ломброзианство: несостоявшаяся научная революция? Изучение им черепа умершего каторжника Вилела известного в своё время разбойника послужило толчком к появлению ломброзианства — теории, сделавшей имя её создателя известным всему миру.

В конечном счёте обследование 3000 заключённых в английских тюрьмах опровергло утверждения Ломброзо [7] :130. Оценивая воззрения Ломброзо, русский юрист А. Историк психиатрии Т.

Прирожденный преступник: теория Ломброзо

.

4. Эволюция идей ч.Ломброзо

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: jutonish.ruзо Гениальность и помешательство Ч. 2
Похожие публикации