Несправедливая война в классическом международном праве

В этом исследовании я излагаю свой вариант теории справедливой войны и делаю попытку включить в него нормативный анализ понятия гуманитарной интервенции. Хотя в принятом мною подходе к теории справедливой войны и учитывается широко известная традиция, он приведен в соответствие с политической философией либерализма, утвердившейся в наше время. Если, как в Косове, имеет место геноцид, то существует и презумпция справедливого основания, говорящая в пользу вмешательства, однако достаточными основаниями prima facie , дающими право на такое вмешательство, ни одно государство вследствие этого не обладает; Проще всего разрешить проблему правомочия путем обретения легитимации через посредство формальных процедур законность. Это подразумевает то, что в косвенных случаях легитимация правомочия должна отличаться от законности.

У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. В своем развитии они прошли длинный путь, и их появление относится к классическому периоду международного права. Однако на сегодняшний день и в доктрине, и в практике существуют разногласия в понимании и трактовке этих критериев, что влечет за собой злоупотребления в использовании права на самооборону. Цель настоящей статьи — раскрыть содержание критериев необходимости и пропорциональности с учетом положений статьи 51 Устава ООН и решений Международного суда ООН. Для этого следует проследить процесс формирования и изменений в понимании вышеназванных принципов. Статья основывается на анализе различных международно-правовых актов, судебных решений и существующей практике государств, а также теоретических положений российских и зарубежных авторов. При написании статьи использовались положения, изложенные в трудах зарубежных исследователей, таких как: Г.

Теория справедливой войны: определение

У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. В своем развитии они прошли длинный путь, и их появление относится к классическому периоду международного права. Однако на сегодняшний день и в доктрине, и в практике существуют разногласия в понимании и трактовке этих критериев, что влечет за собой злоупотребления в использовании права на самооборону. Цель настоящей статьи — раскрыть содержание критериев необходимости и пропорциональности с учетом положений статьи 51 Устава ООН и решений Международного суда ООН.

Для этого следует проследить процесс формирования и изменений в понимании вышеназванных принципов. Статья основывается на анализе различных международно-правовых актов, судебных решений и существующей практике государств, а также теоретических положений российских и зарубежных авторов.

При написании статьи использовались положения, изложенные в трудах зарубежных исследователей, таких как: Г. Гроций [1], Д. Боуэтт [12], А. Кассезе [16], И.

Динштейн [17], российских ученых: Ф. Мартенс [5], А. Орбелян [6], Б. Тузмухамедов [9; 10]. По его мнению, это имеет место, когда не только явно существует угроза мощи, но и с высокой степенью достоверности известно о противоправном намерении соседнего государства соседей.

Гроция понятие необходимости тесно переплетено с понятием целесообразности, справедливости, справедливой войны, для которой он определил три справедливые причины: самозащита, возмещение убытков и наказание за правонарушение [1, c. Таким образом, под необходимостью Г. Гроций понимает целесообразность использования оружия в конкретном случае. Так, он указывает на то, что применение силы нецелесообразно, несправедливо во избежание лишь возможного насилия.

Свои аргументы Г. Гроций подтверждает изречениями по этому поводу Аристотеля, Августина, Цицерона, которые говорили о справедливости необходимости начала войны [1, c.

В отношении пропорциональности он отмечает, что все действия должны быть соразмерны действиям противоположной стороны.

Следовательно, под пропорциональностью Г. Гроций понимает тождество ответных мер второй стороны соседа действиям, предпринятым первой стороной соседом , т. Кроме этого, согласно Г. В отличие от Г. Гроция Ф. Мартенс справедливой считает самозащиту не только против нападающих, но и против неминуемо грозящей опасности.

Следовательно, необходимыми, согласно Ф. Мартенсу, являются не только действия нужные для отражения нападения, но и действия направленные на предотвращение неминуемой угрозы нападения [5, c.

Из права самосохранения Ф. Мартенс выводит необходимость для государства иметь средства для своей защиты. Однако при этом Ф. Мартенс ограничивает меры, необходимые для самосохранения, соразмерностью пропорциональностью ответных действий, говоря о том, что их действие и продолжительность определяется продолжительностью самого нападения или опасности.

Кроме этого, он устанавливает и иные ограничения для мер, предпринимаемых в рамках самосохранения: 1 они не должны быть направлены на уничтожение самостоятельности другого государства или нарушение его основных условий жизни; 2 самооборона должна начинаться с момента действительного нападения или с момента явной угрожающей опасности; 3 меры самосохранения при этом могут быть приняты как на своей территории, так и за ее пределами [5, c.

Критерии необходимости и соразмерности получили отражение и в практике государств. Узнав об этом, правительство Канады 29 декабря 1837 г. Во время нападения погибли два американца. Великобритания заявила, что она действовала в порядке самосохранения и необходимой обороны [13, p.

Госсекретарь США Д. Уэбстер в письме 1842 своему британскому коллеге лорду Эшбертону предложил сослаться на то, что необходимость такой самообороны была неотложной и непреодолимой, не оставляющей ни возможности выбора средств, ни времени на размышление [см.

Британцы в ответ обосновали свои действия в категориях, предложенных Д. По нашему мнению, госсекретарь США не выступал за упреждающее применение силы против собственной страны, а сделал ставшую прецедентом попытку установить рамки существовавшему в то время обычному праву на самооборону.

Таким образом, действие, оправдываемое необходимой обороной, не должно выходить за рамки этой необходимости. Кроме этого, очень редко приводятся положения из послания президента США Дж. Тайлера Конгрессу от 7 декабря 1841 г. Уэбстеру от 28 июля 1842 г. В вышеназванном послании президента США Дж. Тайлера также указывались и другие пределы выбора ответных мер: применение вооруженной силы не должно быть необоснованным или чрезмерным, должно быть соразмерно угрозе; силовым действиям непременно предшествуют настойчивые попытки мирного урегулирования, пока они не обнаружат свою полную бесполезность и нецелесообразность; необходимо предпринять все меры для сохранения жизни и безопасности невинных; виновных же нельзя уничтожать без разбору, щадя раненых и безоружных [см.

Свои действия испанцы обосновывали тем, что захваченный корабль был нанят восставшими кубинцами для поставки оружия. В результате было доказано, что действия в порядке самообороны были необходимы, а судно не имело право поднимать американский флаг [см.

В последующем эти критерии получили свое развитие в современном международном праве. Начало современного этапа развития международного права ознаменовалось подписанием Устава ООН. Однако последний, в частности статья 51, не содержит требований, касающихся характера действий при самообороне. Тем не менее, вышеназванные критерии получили свое дальнейшее развитие в международно-правовых актах и решениях международного суда [11].

В деле Никарагуа Суд указал, что нормы обычного международного права накладывают дополнительные требования для обоснования правомерности самообороны, а именно соблюдение требований необходимости и соразмерности. Международный суд ООН в своем консультативном заключении относительно законности угрозы ядерным оружием или его применения 1996 г.

Для того чтобы вписаться в требование пропорциональности, применение ядерного оружия должно отвечать законам войны и положениям международного гуманитарного права.

Однако это означает, что ядерное оружие должно перестать быть оружием массового уничтожения, что, исходя из его характеристик, невозможно. Химическое и бактериологическое оружие запрещено международным правом и, соответственно, не может быть правомерно использовано, в том числе в чрезвычайных обстоятельствах самообороны. Несмотря на это, с 1987 г. Особый интерес вызывают два нападения. США обвинили в этом нападении Иран и 19 октября 1987 г. В результате тяжело пострадала производственная инфраструктура платформ, их деятельность была приостановлена на четыре года.

Правомерность отпора данной вооруженной агрессии зависит от соблюдения критериев необходимости и соразмерности мер, принятых в порядке самообороны. Одним из составляющих при оценке вышеназванных критериев является природа мишени, к которой применяется сила в порядке самообороны. В данном случае США считали, что нефтяные платформы являются правомерной целью для применения мер самообороны [16].

Однако, согласно Дополнительному протоколу I 1977 г. Нападения с целью ослабления экономики противника или оказания влияния на дух населения также запрещены [4, c. В результате Суд постановил 14 голосами против 2, что действия США против иранских платформ не являются правомерными мерами, необходимыми для защиты жизненных интересов США в области безопасности в смысле пункта d части 1 статьи XX Договора, а также не соответствуют критериям соразмерности [см.

Принципы необходимости и соразмерности применяются в равной мере к вооруженному конфликту на море и требуют, чтобы боевые действия, осуществляемые государством, не превышали степени и вида силы, которая не запрещена иным образом правом вооруженного конфликта и необходима для отражения вооруженного нападения на него и восстановления его безопасности.

Для понимания данного принципа основополагающее значение имеет отграничение права на самооборону от крайней необходимости ст. Поскольку и крайнюю необходимость, и самооборону в определенных случаях можно применять в достаточно похожих условиях, что ведет к сложностям в их разграничении. Однако это не означает полного соответствия между ущербом, причиненным нарушением, и последствиями применения контрмер для государства-правонарушителя.

Условия необходимости и соразмерности пропорциональности должны быть учтены и при реализации права на самооборону, предусмотренного статьей 51 Устава ООН. И хотя данный проект статей не имеет юридической силы, он имеет важное значение, поскольку его положения были признаны Международным судом ООН нормами обычного права [4].

Важное значение для трактовки указанных критериев имеет Доклад Группы высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам, представленный Генеральному секретарю ООН 1 декабря 2004 г. В докладе содержатся пять критериев легитимности руководящих принципов , которые всегда должны учитываться потерпевшим государством или Советом Безопасности при принятии решения о применении или одобрении, санкционировании применения вооруженной силы в ответ на совершенное нападение или угрозу международному миру и безопасности, а именно: 1 серьезность угрозы.

Следует учитывать, носит ли угроза причинения ущерба безопасности государства или человека такой характер и является ли она в достаточной мере ясной и серьезной, чтобы оправдать применение военной силы? Является ли очевидным, что главная цель предполагаемых военных действий состоит в том, чтобы нейтрализовать или предотвратить данную угрозу, какие бы другие цели или мотивы ни существовали при этом?

Были ли изучены все невоенные варианты отражения данной угрозы и существуют ли разумные основания предполагать, что другие меры окажутся безуспешными? Являются ли предполагаемые военные действия по своим масштабам, продолжительности и интенсивности минимальным необходимым средством для отражения данной угрозы?

Существует ли разумная надежда рассчитывать на то, что при успешном осуществлении военных действий по отражению данной угрозы действия не вызовут худших последствий, нежели сама угроза?

Кроме этого, в доктрине международного права превалирует мнение относительно обязательности соблюдения принципов необходимости и пропорциональности при осуществлении права на самооборону [10; 12; 17, p. Вместе с тем, в большинстве случаев не раскрывается точное содержание вышеназванных принципов. Более того, ряд авторов Д. Боуэтт, Т. МакКорнак, Е. Динштейн , сторонников концепции упреждающей самообороны, рассматривают содержание требования необходимости отдельно для самообороны в ответ на свершившееся вооруженное нападение и отдельно для самообороны в отношении неминуемой угрозы [12; 17; 20].

По нашему мнению, с такой постановкой вопроса согласиться нельзя, поскольку применение силы в порядке упреждения неправомерно [8], а формула Д. Уэбстера была направлена не на фиксирование легитимности упреждающего использования вооруженной силы, а на попытку ограничения самообороны. Это подтверждается тем фактом, что действия американцев не носили характер упреждения, а были актом самообороны в ответ на участие экипажа шхуны в помощи повстанцам.

Это по сути было невозможно без помощи американских властей, что по меркам современного международного права является косвенной агрессией.

Нельзя согласиться и с утверждением А. Поскольку применение вооруженных мер оправдано не в каждом случае. В доктрине международного права отсутствует определение пропорциональности. При этом существует ряд сложностей точного определения ее содержания. В данном случае следует согласиться с А. Орбеляном, указывающим на проблему смешения требования соразмерности как критерия правомерности самообороны с соразмерностью как принципом международного гуманитарного права см.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Запрещённая память чеченских войн / The banished Memory of Chechen Wars

Справедливая война — морально допустимая война, которая соответствует стран от гнета империалистов;; война несправедливая, захватническая, гражданское население должно обладать правом неприкосновенности и. Проблема справедливой войны в теории международных Европы. Гроций полагал, что война может быть справедливой и несправедливой. главных метаморфоз в международном праве двадцатого века. странами, т.е. между классическими субъектами международных отношений.

Москва, ул. Гончарная, д. В своем классическом выражении теория справедливой войны включает в себя шесть принципов, регулирующих вступление в войну принципы jus ad bellum , и два принципа, регулирующих процесс ведения военных действий принципы jus in bello. Некоторые теоретики вводят третий принцип in bello — принцип необходимости: в тех случаях, когда действия военнослужащих по достижению стратегических и тактических целей создают угрозу причинения вреда нонкомбатантам, они должны избирать такие средства достижения своих целей, которые причиняют наименьший вред. Противостоящими теории справедливой войны позициями в вопросе о моральной оценке такого явления как война являются пацифизм, реализм и милитаризм. Теория справедливой войны разделяет с пацифизмом общую негативную оценку войны, но не поддерживает абсолютизацию этой оценки, придавая некоторым войнам статус вынужденных и морально оправданных для одной из воюющих сторон. Теория справедливой войны разделяет с реализмом признание неизбежности использования военной силы в качестве средства решения политических проблем в международных отношениях, но вводит при этом не только прагматические, но и сугубо моральные ограничения на использование этого средства. Вместе с тем теория справедливой войны однозначно противостоит свойственному милитаризму признанию позитивной духовной и социально-политической роли войны и военной мобилизации общества. История теории справедливой войны восходит к представлениям о нормативных ограничениях применения вооруженной силы, провозглашенных в античной этико-политической мысли. В средневековой христианской традиции, прежде всего у Августина и Фомы Аквинского, были более или менее отчетливо сформулированы принципы законной власти, правого дела, добрых намерений. Развернутое представление обо всех шести принципах ad bellum и рудиментарное представление о принципах in bello присутствует у европейских мыслителей эпохи раннего Нового времени религиозный вариант права войны поздних схоластов и секулярный — Гуго Гроция. Центральной фигурой в этом процессе был американский политический философ М. Нормативно-этическая методология, использующаяся в теории справедливой войны, включает в себя сложное сочетание деонтологических и утилитаристских критериев. Обоснование принципов справедливой войны и прояснение их содержания ведется в перспективе концепций социальной этики, которые утверждают существование коллективных моральных субъектов и отрицают его. Другое важное методологическое разграничение касается возможности или невозможности редуцировать принципы теории справедливой войны к критериям применения силы, касающимся отдельных личностей правилам самообороны и назначения наказания.

Носителями идей такого рода были религиозные деятели и рыцари. Короли варваров[68] вели свои войны на осколках Римской империи по германским обычаям.

Варданян В. Ереван 2010 1 Содержание Введение………………………………………………………………………3 1. Сущность Международного Гуманитарного Права 1.

Развитие законов и обычаев войны в средневековье

История[ править править код ] Основы теории справедливой войны были заложены ещё у Аристотеля и Цицерона. Он считал справедливой войну против варварских государств лишь в том случае, если они проявили свою неспособность к самоуправлению. Цицерон считал, что оправдана только война, которая ведется с целью отражения и наказания агрессора. Евсевий Кесарийский в 9 кн. Церковной истории называет "справедливой войной" действия Константина по обузданию тирана Максенция. Августин Блаженный настаивал на долге каждого человека и государства, следуя заповеди любви, защищать невинных от злодея, в том числе, если понадобится, вооруженными средствами. Согласно Августину, необходимость войны вытекает из греховности человека; и, люди, стремясь с Божьей помощью к избавлению от войн, должны со всей справедливостью противодействовать агрессору [1]. Фома Аквинский указывал на право пропорционального использования вооруженной силы, как для защиты третьих лиц, так и для самозащиты Summa theologiae , II—II, Q. Чаще всего к справедливым войнам можно отнести оборонительные войны или войны, которые ведутся во имя возмездия. Для диких народов вред войны менее чувствителен, польза ощутительнее; для образованных народов война приносит обыкновенно менее пользы и более вреда.

Вы точно человек?

.

.

.

Справедливая война

.

Теория справедливой войны: определение

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ЧТО, ЕСЛИ бы ВОЙН не было
Похожие публикации